Search
  • Sofya Pyatnitskaya

БЕЛОЕ ИЛИ ГОРЯЧЕЕ?


БЕЛОЕ ИЛИ ГОРЯЧЕЕ?

ЗИЛАРТ·11 АВГУСТА 2016 Г.

«МЖ-ФОРМАТ» со Стасей Дёминой

В двойном интервью с одинаковыми вопросами к художникам используется принцип «детской анкеты», когда вопросы внезапно касаются отвлеченных, на первый взгляд, признаков, пристрастий и принципов, ответы на которые, на самом деле, приближают нас к постижению внутренней этики и философии выбранных персоналий.

Софья Пятницкая / Кирилл Кипятков

Наши сегодняшние герои — молодые художники Софья ПЯТНИЦКАЯ и Кирилл КИПЯТКОВ. Они не родственники, не объединены общим проектом и даже не знакомы друг с другом. Тем интереснее обнаруживать разницу в подходе к творчеству, во внутренней философии, лишь отчасти обусловленную гендером, и находить неожиданные пересечения.

Они парадоксальны: размашистая сочность в сдержанных оттенках черного и белого - у Пятницкой. Пёстрая расслабленность в работах, посвященных движению — у Кипяткова. Внешняя пейзажная скупость и холодность, вырастающая в бешеную внутреннюю динамику - у неё. Острые и яркие геометрические структуры, сбалансированные тотально удержанным моментом - у него.

Софья Пятницкая «Черно-белая серия», 2016

Стася Дёмина: Какое самое яркое воспоминание детства перешло в ваш художественный опыт?

Софья Пятницкая: Запах краски, её цвет, вкус… на занятиях в детской студии в шесть лет... Краска всегда для меня была чем-то очень вкусным. Перемешивать её, намазывать на кисточку, смотреть, как она ложится на бумагу или холст — уже огромное удовольствие. Наверное, отсюда и начался мой художественный опыт.

Кирилл Кипятков: Возможно, это дедушкина пасека на Ставрополье. Южный зной, жужжанье пчел и необыкновенный вкус меда - все воплотилось спустя много лет в картину «Пчеловод».

Кирилл Кипятков «Пчеловод», 2013

С. Д: Существует ли «женское» искусство?

Софья Пятницкая: Когда я была в положении и не могла рисовать картины, как раньше, муж меня утешал: ты и сейчас рисуешь, только другим местом. Судя по тому, что на Земле в настоящее время живёт более 6 млрд людей, «женское» искусство процветает. Часто доводилось слышать от людей, созерцающих мои картины, фразы, которые свидетельствуют о том, что они мыслят категориями «женское-мужское» — в их восприятии определённая манера, стиль, вне зависимости от пола автора, будет иметь гендерную окраску. Мне иногда говорили про мои работы, что написано по-мужски — я же никогда не пытаюсь специально в работе чего-то такого добиваться. Думаю, в бытовом понимании «женское» искусство есть и будет.

Кирилл Кипятков: Видимо да. :) Вспомнить хотя бы Веру Мухину и Зинаиду Серебрякову!

С. Д: Белое или горячее?

Софья Пятницкая: Белое — да. Горячее — нет. Абсолютно белый, не бежевый, не сероватый или зеленоватый. Чистый белый для меня — это свет, порядок, ясность, спокойствие, чистота. Это огромный Спасо-Преображенский собор на Соловках. Это королевская белая лилия и царственные белые пионы. Свет, свет и ещё раз свет. Поэтому и дома, и в деревне, и на даче — везде, где жила — все стены выкрашивала в белый. Когда стены закончились, перешла на холсты, стала появляться черно-белая серия. Над ней работаю до сих пор.

Кирилл Кипятков: Зависит от ситуации и задачи, но мне все-таки ближе горячее - так как обжигает, действует на зрителя сильнее. Люблю копаться в ярких цветах. Борьба на каждом сантиметре холста.

С. Д: Что мешает художнику?

Софья Пятницкая: Суета.

Кирилл Кипятков: Ничего не мешает. Художник - это состояние.

С. Д: Приходилось ли вам в искусстве идти против своих принципов?

Софья Пятницкая: Нет.

Кирилл Кипятков: К счастью, нет.

С. Д: Что важнее в лабиринте — выйти или осмотреться?

Софья Пятницкая: Выйти как можно скорее, не люблю запутанные ситуации.

Софья Пятницкая «ДНК пространства», 2016

Кирилл Кипятков: Осмотреться, чтобы быстрее выйти, не совершая ненужных ошибок.

С. Д: Внутренняя исходная позиция - движение или покой?

Софья Пятницкая: Движение в покое и покой в движении. Как Инь и Ян — одно в другом. Пустота в наполненности. В Дао де Цзин есть красивый стих про это:

Видеть не значит просто смотреть —

Это значит пребывать в покое,

Слившись с окружающим.

Внимать звукам не значит просто слушать —

Это значит быть безмолвным и пустым.

Кирилл Кипятков: Движение. На него лучше ложится вдохновение. Но внутренний покой всегда присутствует.

Кирилл Кипятков «Водное поло 2», 2014

С. Д: Мера или безумие?

Софья Пятницкая: Мера как основа порядка, гармонии — да.

Кирилл Кипятков: Мера, но и безумие для воплощения своих идей.

С. Д: В кого вы превращаетесь, когда работаете над картиной?

Софья Пятницкая: В тихое безмолвие. Время останавливается, замирает внутренний диалог, концентрация внимания на пределе. Сосредоточенность. Медитация. В путника, интуитивно ищущего верную дорогу в белом тумане. В учёного, который хочет приоткрыть завесу невидимого. В монаха, что в своей келье воспевает Творца всего.

Кирилл Кипятков: В создателя, генератора идей и проводника этих идей.

С. Д: Любимое место

Софья Пятницкая: Соловки. Архипелаг островов на краю земли, где сама природа устраивает перформансы... Среди жаркого солнечного летнего дня может вдруг с моря нахлынуть белый, густой, холодный туман и закрыть всё вокруг. Внезапно всё исчезает, буквально за несколько минут; ты только стоишь и смотришь, как сначала скрывается горизонт, потом белая стена надвигается всё ближе и ближе — и уже на твоих глазах растворяются в пространстве огромные валунные стены старой крепости, купола, бараки, люди... и уже нет ничего... Только пронзительные крики чаек, словно вопли человеческих душ из иного мира, наполняют пустоту... Крайсветные острова — загадочное место. Много лет ездила сюда работать и рисовать. Первая поездка на Соловки в 1999 году подтолкнула меня заняться искусством ещё активнее, невозможно было вобрать в себя столько красоты и смыслов, которые дарит Остров, чтобы потом не отдать ему в виде своих картин. С тех пор много работ посвятила Соловкам, но тему можно продолжать развивать бесконечно, потому что огромная там открывается глубина — и близость грани между Навью и Явью чувствуется всем нутром.

Софья Пятницкая «Черно-белая серия», 2016

Кирилл Кипятков: Рабочее. Где передо мной чистый холст - новый вызов.

С. Д: Целое или фрагменты?

Софья Пятницкая: Открыв для себя однажды фрактальную природу мира, теперь всё время ищу подобие одной части, фрагмента — целому. Как через одно явление открывается мир единый и неделимый. Пуповина ребёнка — его связь с матерью, сеть сосудов, ветви дерева, устремлённые в небо, и корни, прорастающие в самую глубь матери сырой земли, а между ними ствол, генеалогическое древо, где твоя жизнь не песчинка, а перекрестье на развилке, устремлённой в будущее и в прошлое, вверх и вниз, развилке жизненного пути, истории и т. д. Суть и природа целого, открывающаяся через фрагменты — вот это интересно.

Кирилл Кипятков: Фрагменты без целого всего лишь фрагменты.

Полная версия интервью здесь.


68 views0 comments

Moscow  sofyapyatnitskaya@gmail.com  +7905 751 83 01